Маленький воробей

"Христианская Жизнь" №15(8) 2004г.



Слышали ли вы когда – нибудь, как говорят птицы?

«Птицы не говорят» - возразите вы. И все-таки, я верю, что птицы говорят. У них есть свой птичий язык, который понимают только сами птицы. И даже люди, иногда, сравнивают свои разговоры с птичьими. Они говорят: «Поет, как соловей», «Чирикает, как воробей», «Каркает, как ворона».


Маленький воробей 


Маленький воробей, который не считал себя маленьким, потому что ходил уже во второй класс воробьиной школы, услышал вот именно это выражение: «Каркает, как ворона». В его маленькой, воробьиной головке зародилась мысль, что это карканье очень красивое, раз люди говорят о нем. Сам он не раз слышал, как каркали птенцы вороны. В этом карканье слышалось и осуждение, и ругательство, и насмешки в адрес других птиц. Поэтому в его воробьиных глазах, эти вороньи сыновья казались большими и сильными, а какой маленький воробей не мечтает стать большим и сильным? Вот именно поэтому наш воробушек решил научиться каркать, как вороны.


Он много прислушивался к вороньему карканью и тщательно учил этот язык. Однажды, все же решился проверить на деле то, что выучил. И когда он летел домой со своей подружкой, воробьиной девочкой, то решился первый раз каркнуть, когда они сели возле ее дома на ветку яблони.

- Ты такая чумазая, кар, я тебе поражаюсь, кар – сказал он.

От удивления у его подружки, воробьиной девочки, широко раскрылся клювик, но она не промолвила ни слова. И тогда, наш маленький воробей, видя ее удивление, решил каркнуть, кое-что посложнее.
- Что, удивлена, кар – и он добавил такое карканье, что мне стыдно его написать.

Воробьиная девочка закрыла свое личико крылышками и горько заплакала. Она поняла, что потеряла друга. А воробышек попытался успокоить ее на своем кар-языке.

- Ну не хнычь, кар, не пытайся разжалобить меня, кар.

Утешения его были тщетны. И после он долго не мог понять, почему воробьиная девочка избегает его, он же пытался стать сильным.


Следующие, кому захотел наш воробей продемонстрировать свое карканье, были соседские воробьята. Эти малые часто сидели на песочке и пытались крылышками сделать ямки в этом же песке.

- Ну что, малявки, кыш с моего песка, кар – громко, по – вороньи, прокаркал воробей.

Воробьята задрожали и прижались друг к другу. Они никогда не слышали, чтобы их друг, который раньше рассказывал им о Боге, вот так грубо бы каркал. Больше воробьята не прилетали на тот песок, избегая нашего воробья.

Но воробей не замечал того, что потерял друзей. Он, напротив, гордился собой. «Наконец – то, я похож на воробьиных сыновей - радовался он, - теперь меня все будут бояться, теперь я - сильный».

Когда он пролетал мимо других птиц, они шептались.

- Вот полетел тот воробей, который раньше летал на собрание воробьев, поющих Богу.

- Говорят, он был даже солистом.

- Что вы, разве вы не слышали, как он каркает – какое гнилое карканье исходит из его клюва? – возмущались другие птицы.

Но наш воробушек не хотел даже слышать эти разговоры. Не хотел слушать и воробьев, что постарше. Они пытались вразумить этого птенца, но в это время авторитетом ему были вороньи сыновья. Он больше не хотел посещать воробьиный хор, прославляющий Творца.


Вскоре сыновья вороны услышали о том, как переменился наш маленький воробей. Они решили позвать его с собой, на «дело». Это дело заключалось в том, что в соседнем саду нужно было своровать яблоки.

Радости нашего воробушка не было конца. Вот, наконец-то, его заметили, и он не задумываясь, согласился. И вечером полетел с вороньей стаей в тот запретный сад. Но на деревьях яблок не было, только немного было на земле. Сыновья вороны жадно клевали спелые яблоки, прямо под деревьями, а он не успевал за ними, потому что был намного меньше их ростом и клювик его был небольшим.


Но вот неожиданность. Сыновья вороны, по своей неосторожности, попали в сеть, которую разложил хозяин этого запретного сада. Воробушек тоже угодил с ними в эту сеть.

Страх за свое будущее охватил его маленькое сердечко, которое было все еще воробьиным, а не вороньим. В одну минуту он вспомнил свою родную стаю, отца и мать, которые молились Творцу о своем воробышке–сыне. Ему вспомнились его друзья-воробьи, которые продолжали петь в воробьином хоре хвалебные псалмы Господу. Там же, среди друзей, находилась его подружка, воробьиная девочка, которая теперь была солисткой хора. Если бы они, его друзья, вспомнили о нем...

«Но есть Тот, Кто видит тебя и сейчас – это Бог. Он – Всевидящий», - где-то из глубины сердца услышал он. «Только Он, Господь, может помочь тебе, в Нем сила и величье».
- Господи, прости меня и помоги мне сейчас, – не стесняясь вороньих сыновей, взмолился воробей.

Они начали смеяться и даже не заметили, как воробей нашел небольшую дырочку в сети и выскользнул оттуда. Всемогущий Бог помог заблудшему воробью. И когда он, маленький воробушек, летел к себе домой, прославляя Бога, он уже не слышал злого карканья в свой адрес.


Единым его желанием было то, чтобы попросить прощение у тех, кому своим карканьем он принес боль. И снова петь в воробьином хоре хвалебные псалмы, прославляющие Того, в Ком, действительно, и могущество, и величие, и сила.

А это наш великий Господь!


Елена Головатюк,
Церковь "Гефсимания",
г. Ингулец


  • 0
  • 33

Другие темы